Letter to President Putin

2 February 2016

Mr Vladimir Putin

President of the Russian Federation

Moscow Kremlin

Moscow, Russia

Dear President

I am writing about the death of my only son, Jack O’Brien, who was killed on MH 17. Jack was just 25 years old and was returning to Australia from a seven week trip to Europe, which included visits to Moscow and St Petersburg.

I ask of you and your government that the Russian Federation cooperates fully with the continued investigations into the shooting down of Malaysian Airlines Flight MH 17 over Ukraine on July 17, 2014.

On October 31 last year, Russian families were plunged into horror when a bomb caused the crash of Metrojet Flight 9268 in Egypt. At home we saw the photos of grief stricken relatives waiting for confirmation of the news they dreaded. We know what that is like.

Eighteen months after MH17, my wife and daughter and I still find ourselves waiting for Jack to come home. We read that the parents of a 33 year old woman who died on the Metrojet Flight said, “It feels like our lives are over”.  We understand that feeling.

Though our countries’ cultures and histories are different, we recognise and share the deep love for our children that is common to all people. And we share the deep pain, and anger, when those children are taken from us at the hands of others.

President Putin, after the Metrojet atrocity you were reported as saying of those responsible, “We will hunt them everywhere, wherever they are hiding.” You called on other nations to help in apprehending the perpetrators.

I ask you now to display the same resolve in bringing to justice the people responsible for the shooting down of MH17. It is deeply distressing to our family that your government’s actions in response to MH17 seem more designed to hinder the investigation than to assist it.

In July last year Russia vetoed the UN Security Council Resolution for an international criminal tribunal to be established to investigate MH17.

I understand also that your government has not made the primary radar data of the incident available to the investigation by the Dutch Safety Board (DSB) and stated that the data had not been retained. This seems extraordinary given that claims have been made implicating Russia in the shooting down of MH17. Why then would Russia not make available every shred of data in order to demonstrate its innocence to the world at large?

Earlier on, the Russian state claimed that MH17 had been shot down by a Ukrainian jet. I have not seen any retraction of this statement, despite it being found to be entirely unsubstantiated. More recently, the Russian arms producer Almaz-Antey has recognised that MH17 was brought down by a BUK missile, but disputes the type of missile and the place from which it was fired.

In a recent letter to the Dutch Safety Board (DSB), the deputy head of Russia’s Aviation agency, Rosaviatsiya, reportedly claimed that the DSB report was unsubstantiated and inaccurate. The letter criticises the DSB’s conclusion that the missile was launched somewhere within an area of 320 square kilometres.  But it confidently asserts that, on the basis of ‘a comprehensive experiment’ conducted by Almaz-Antey, the missile could only have been launched from one village – Zaroshchenskoye – conveniently located in territory supposedly held by the Ukrainian government. This shows quite astonishing precision when all other statements from Russia emphasise doubt.

These are but a few examples. Every nation state is guilty at times of bending the truth or withholding information to serve its own interests, yet Moscow’s deception is of a different order.

Your government’s official statements, and even more so the pronouncements of state-sponsored media, have been a litany of denial, distraction and obfuscation. Your government’s explanations for what occurred have changed regularly, with multiple and often mutually contradictory explanations offered at the same time – Flight MH17 was shot down by a Ukrainian jet, by a CIA planted bomb, by a BUK missile (but not one of Russia’s).

These actions suggest a calculated strategy of disinformation that aims to convey the idea that there is no objective truth to be found. The only consistent feature of Russia’s statements has been the lack of reliable evidence and the denial of any responsibility. Some of the claims made by your government and its media would be comical if they were not so deeply offensive to the families of MH 17 victims.

President Putin, I want to state to you very clearly:

  • It doesn’t matter what protestations Moscow makes about how the world is biased against it;
  • It doesn’t matter how many army trucks you had painted white and claimed were full of medical supplies, and not weapons, as they poured into eastern Ukraine;
  • It doesn’t matter how many times you claim your fighters in Ukraine are simple potato farmers or soldiers volunteering while on extended leave;
  • It doesn’t matter what power of veto you have to avoid the scrutiny of a properly appointed international criminal court;
  • It doesn’t matter how many dubious tests Almaz-Antey conducts in a vain effort to show “it wasn’t us”;
  • It doesn’t matter how many fabricated Youtube clips or bogus interviews you allow to be passed off as news about MH17 through your state-controlled media;
  • It doesn’t matter that you have an army of trolls spreading misinformation and any number of conspiracy theories to generate doubt and confusion about what really happened;
  • It doesn’t matter how high your domestic approval rating is purported to be, or how accustomed the Russian people are to living with two truths, or none, in any situation;

None of these things matter, because ultimately there is a truth about what happened. It is the task of the civil and criminal investigations to find that truth within the scope of their separate inquiries. I am confident that both inquiries have been and will continue to be conducted with the greatest care and thoroughness, and observing the highest standards of evidence. I am hopeful that in that process a measure of justice will be achieved for my son Jack and all those killed on MH 17.

President Putin, I ask again that the Russian Federation cooperate fully with the investigations into the shooting down of MH 17 over Ukraine. Otherwise you and your government will be left to the harsh judgement of history.

 

Yours sincerely

 

Jon O’Brien

Sydney, Australia

Письмо Президенту Путину

2 февраля 2016

Г-н Владимир Путин

Президент Российской Федерации

Кремль

Москва, Россия

 

Уважаемый г-н Президент!

Я пишу о смерти моего единственного сына, Джека О’Брайена, который был убит на MH 17. Джеку было всего 25 лет, и он возвращался в Австралию после семинедельной поездки в Европу, которая включала в себя посещение Москвы и Санкт-Петербурга.

Прошу Вас и Ваше правительство обеспечить полное сотрудничество Российской Федерации с продолжающимися расследованиями сбитого рейса малазийских авиалиний MH 17 над территорией Украины 17 июля 2014 года.

31 октября прошлого года, российские семьи были ввергнуты в ужас, когда бомба вызвала крушение полета Metrojet, рейс 9268, в Египте. Дома мы увидели фотографии преисполненных горя пострадавших родственников, ожидающих подтверждения новостей, которые они страшились услышать. Мы знаем, что это такое.

Восемнадцать месяцев после MH17, моя жена, моя дочь и я все еще ждем, что Джек вернется домой. Мы прочитали, что родители 33-летней женщины, которая погибла на рейсе Metrojet, сказала: «У нас чувство, что  наши жизни закончились».  Мы понимаем это чувство.

Хотя культуры и истории наших стран разные, мы признаем и разделяем глубокую любовь к нашим детям, чувство, общее для всех людей. И мы разделяем глубокую боль и гнев, когда чужие люди отнимают у нас наших детей.

Президент Путин, после злодеяния с Metrojet было сообщено, что Вы сказали о виновных: “Мы будем охотиться на них везде, где бы они ни скрывались”. Вы призвали другие страны помочь в поимке преступников.

Я прошу вас продемонстрировать такую ​​же решимость в привлечении к ответственности лиц, ответственных за сбитый самолет MH17. Нашу семью глубоко огорчает то, что действия Вашего правительства в ответ на MH17, судя по всему,  больше рассчитаны на то, чтобы помешать следствию, чем для оказания ему помощи.

В июле прошлого года Россия наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН для создания международного уголовного трибунала, который должен был расследовать MH17.

Насколько мне известно, Ваше правительство не сделало доступными первичные радиолокационные данные инцидента для расследования Советом безопасности Голландии (DSB) и заявило, что данные не были сохранены. Это представляется из ряда вон выходящим,  если мы учтём, что были выдвинуты утверждения о причастности России к сбитию MH17. Почему Россия не предоставила бы в таком случае каждый клочок информации для того, чтобы продемонстрировать всему миру свою непричастность?

Ранее, русское государство утверждало, что MH17 был сбит украинским истребителем. Я не видел ни одного опровержения этого утверждения, несмотря на то, что оно оказалось совершенно необоснованным. Позднее, производитель российского оружия Алмаз-Антей признал, что MH17 был сбит ракетой БУК, но оспаривает тип ракеты и место, из которого она была запущена.

В недавнем письме в Совет безопасности Голландии (DSB), заместитель главы Росавиации, авиационного агентства России, по сообщениям, заявил, что доклад DSB был необоснованным и неточным. Письмо критикует вывод DSB, что ракета была запущена где-то с местности площадью в 320 квадратных километров. Но уверенно утверждает, что, исходя из «всеобъемлющего эксперимента», проведенного Алмаз-Антей, ракета могла быть запущена только из одной деревни – Зарощенское – удобно расположенной на территории, якобы подконтрольной украинскому правительству. Эти данные поражают своей точностью,  в то время как все другие заявления из России подчеркивают сомнения.

Это всего лишь несколько примеров. Каждое национальное государство грешит порой против истины или скрывает информацию на пользу своим национальным интересам, однако  уловки, к которым прибегает Москва, совершенно иного порядка.

Официальные заявления Вашего правительства, и уж тем более высказывания спонсируемых государством СМИ, являют собой длинный перечень отрицаний, обходных маневров и умышленного запутывания вопроса. Объяснения происшедшего регулярно обновлялись Вашим правительством, причем многочисленные и часто противоречащие друг другу версии выдвигались одновременно:  полет MH17 был сбит украинским истребителем, ЦРУ разместили на нем взрывные устройства, самолет был сбит ракетой БУК (но не российской).

Эти действия предполагают преднамеренную  стратегию дезинформации, цель которой – убедить, что нет объективной истины, которую можно установить. Все заявления России объединяло только одно: упор на отсутствие надежных доказательств и отказ от какой бы то ни было ответственности. Некоторые из заявлений, сделанных Вашим правительством и его СМИ, выглядели бы просто комичными, если бы они не были так глубоко оскорбительными для семей жертв MH 17.

Президент Путин, я хочу заявить Вам очень четко:

  • неважно, что Москва делает громкие заявления о том, как мир настроен против нее;
  • неважно, сколько армейских грузовиков были окрашены в белый цвет, с утверждением, что они были полны медикаментов, а не оружия, когда они шли колоннами на территорию Восточной Украины;
  • неважно, сколько бы раз Вы это ни утверждали, что Ваши боевики на Украине это простые сельчане, выращивающие картофель, или солдаты, ставшие добровольцами в период предоставленного им длительного отпуска;
  • неважно, какое право вето у Вас есть, чтобы избежать пристального рассмотрения надлежащим образом учрежденного международного уголовного суда;
  • неважно, сколько сомнительных испытаний проводит Алмаз-Антей, тщетно пытаясь доказать, что “это ­ – не наших рук дело”;
  • Неважно, сколько поддельных клипов или фиктивных интервью на Youtube представлены с Вашего позволения как новости о MH17 через контролируемые вашим государством СМИ;
  • неважно, что у Вас есть армия троллей, распространяющих ложную информацию и бесчисленное количество теорий заговора, чтобы создавать атмосферу сомнений и путаницы о том, что произошло на самом деле;
  • неважно, насколько высоким считается Ваш внутренний рейтинг одобрения или насколько русские люди привыкли жить с двумя правдами, или вообще без правды, в любой ситуации;

Ни одна из этих вещей неважна, потому что, в конечном счете, существует правда о том, что произошло. Задача гражданских и уголовных расследований заключается в том, чтобы найти эту правду в пределах специфической компетенции их расследований. Я уверен, что оба эти расследования проводились и будут проводиться с особой тщательностью и основательностью, с соблюдением высоких стандартов предоставляемых доказательств. Я надеюсь, что в ходе этого процесса будет достигнута определенная доля справедливости для моего сына Джека и всех убитых на борту MH 17.

Президент Путин, я еще раз прошу, чтобы Российская Федерация в полной мере сотрудничала с расследованиями сбития MH 17 над Украиной. В противном случае, Вы и Ваше правительство предстанут перед суровым судом истории.

 

Искренне Ваш,

 

Джон О’Брайен (Jon O’Brien)

 

Сидней, Австралия (Sydney, Australia)

 

Звернення до тих, хто збив літак Малайзійських авіаліній рейс MH 17

Ми – Джон і Мерин О’Брайен.  Ми живемо в Сіднеї, Австралія.

17 липня минулого року нашого єдиного сина Джека убили в повітряному просторі України, коли збили літак Малайзійських авіаліній рейсу MH 17. Нашому синові було 25 років.

Ми робимо цю заяву від імені сина, який був би обурений, що його життя відібрали від нього, і тому що це єдине, що ми можемо зробити у відповідь на зло, яке було скоєно. Ми не говоримо від імені родин всіх інших, що були на літаку. Ми з ними особисто не знайомі, хоча ми зараз пов’язані з ними внаслідок цього навмисного вчинку насильства.

Пасажири та екіпаж рейсу MH 17 були звичайні люди, із власними клопотами. Багато з тих понад 6000 людей, яких вбили в цій неоголошеній війні, були цивільними, які також просто жили своїм життям. Ми розділяємо з їхніми сім’ями збентеження та скорботу внаслідок цієї марної втрати людей, яких ми любимо.

Ми хочемо, щоб ви, люди які збили рейс MH17, знали про наше горе. Ми хочемо, щоб ви, та ті, хто дали вам накази та зброю, знали про біль, який ви нам заподіяли.

У травні минулого року в Джека з’явилася нагода подорожувати. Він мав відкладені гроші, які заробив на роботі у фітнес-індустрії, і вирішив полетіти за кордон. Із Амстердаму він поїхав у Ісландію, потім в Росію, Англію та Іспанію, і нарешті повернувся до Амстердаму. Він вертався додому до нас після семи тижнів подорожування. Це здавалося нам аж надто довго.

Ми проснулися того ранку і дізналися з раннього вісника, що літак Малайзійських авіаліній, який летів з Амстердаму до Куала Лумпуру, був збитий над Україною. Ми скрикнули, не вірячи своїм вухам. Це ж був літак, на якому летів Джек. Потім були телефонні дзвінки та болісне чекання, поки наші урядовці змогли підтвердити те, чого ми боялися. Ми почули те, що кожен батько та мати бояться почути. Ваша дитина померла.

У Джека ще було скільки життя попереду. Він любив футбол та стежив за чемпіонатом світу з футболу під час подорожі. Він грав з друзями в місцевій футбольній команді, до якої належав змалечку.

Джек закінчив диплом з бізнесу. Він поборов проблеми зі здоров’ям, які  мучили його більше року, та вчився на персонального тренера. Ми відчули полегшення, коли його здоров’я покращало і гордилися рішучістю та дисципліною нашого сина. Він також заохочував інших досягти свої цілі. Джек схопив життя за роги і був готовим прийняти все, що життя йому посилало.

Наша радість перетворилася в печаль та зневіру. Наш світ здавався позбавленим сенсу і надії.

Тепер, майже рік пізніше, ми щодня перемагаємо себе, щоб встати і пережити кожен день, але всередині ми розбиті. Ми так сильно скучаємо за Джеком. Вже немає тієї унікальної особи, якою він був. Ми тільки можемо згадувати його. Ми більше ніколи його не побачимо та не пізнаємо його, таким, як він є.

Наше серце страждає, коли ми згадаємо всі речі, які він міг би зробити, і які нам вже не побачити.

Він ніколи не виграє чемпіонат з своєю футбольною командою. Він ніколи не зможе стати персональним тренером. Він ніколи не одружиться і не матиме власних дітей. Коли наша любима дочка, сестра Джека, буде одружуватися, він не буде присутнім на весіллі. Вона тепер почувається одинокою без тої певності, яку приносить зв’язок із братом або сестрою продовж всього життя.

Для нас горе приходить в всепоглинаючих хвилях. В інші часи є лише пустота. Прагнення побачити Джека – почути, як його авто заїхало у двір, побачити, як він заходить крізь наші двері – прямо нестерпне.

І от ми питаємо себе: що трапилося того дня?

Чи ви таки мали намір збити пасажирський літак?

Якщо ні, чому ракета з’явилася в міжнародному повітряному просторі? Чи один з вас помилився, чи там була проблема з військовою технікою?

Чи це ви виповняли чийсь наказ, чи взяли справу у власні руки?

Які б не були причини, чому ви боритеся, якою б не була ваша віра в правоту своєї справи, як ви можете виправдати це вбивство невинних цивільних людей?

Як кожен із вас почувався, коли ви зрозуміли, що збили пасажирський літак та побачили тіла людей, яких ви убили, включаючи 80 дітей?

Ми казали, що Джек був би обурений, що його життя та життя інших людей були відібрані від них. Ми також дуже сердиті. Незважаючи на це, будь-яка помста, навіть якщо ми змогли б добитися цього, була би марна. Це лише додасть до насильства та черствої байдужості, через які Джек і багато інших втратили життя.

Але ми хочемо добитися справедливості. Ми хочемо, щоб ви, бригада яка запустила ракету, були притягнуті до відповідальності і щоб з вами розібралися відповідним чином.

Ми хочемо, щоб ваші військові керівники, які відповідають за вашу поведінку, понесли відповідальність за те, що сталося.

Але більше всього ми хочемо, щоб політичні лідери, які на відстані озброювали вас та рухали вас, як пішки на шахівниці, були притягнуті до відповідальності за цей злочин проти людства.

Всі пасажири на рейсі MH 17 заслуговують, принаймні, цього.

Письмо к тем, кто сбил рейс MH 17 “Малазийских авиалиний”

Нас зовут Джон и Мерин О’Брайен. Мы живем в Австралии, в Сиднее.

17 июля прошлого года в воздушном пространстве Украины был сбит рейс MH 17 “Малазийских авиалиний”, погиб наш единственный сын Джек. Ему было всего 25.

Мы делаем это заявление от имени нашего сына, который был бы возмущен тем, что у него отобрали жизнь, и потому что это единственное, что мы можем сделать в ответ на свершившееся зло. Мы не выступаем от лица членов семей других пассажиров самолета. Мы не знакомы с ними лично, хотя этот преднамеренный акт жестокости теперь тесно связал нас.

Пассажиры и экипаж рейса MH 17 были обычными людьми, занятыми своими обычными делами. Многие из более чем 6000 человек, убитых в этой необъявленной войне, были мирными жителями, также занятыми своими обычными делами. Вместе с их семьями мы теперь находимся в состоянии замешательства и горя от бессмысленной потери дорогих нам людей.

И мы хотим чтобы вы, те кто сбил рейс MH 17, знали о нашем горе. Мы хотим чтобы вы и те, кто отдавал вам приказы и предоставлял вам оружие, осознавали, какую боль вы причинили.

В мае прошлого года у Джека появилась возможность отправиться путешествовать. Он накопил денег, работая в сфере фитнеса, и смог поехать. Из Амстердама он проехал по Исландии, потом ездил в Россию, Англию и Испанию, пока опять не вернулся в Амстердам. Он собирался домой к нам после семинедельной разлуки. Уже тогда казалось, что мы не видели его очень долго.

Тем утром мы проснулись и узнали, что малазийский рейс из Амстердама в Куала Лумпур был сбит над территорией Украины. Мы вскрикнули, не в силах в это поверить. Джек летел этим рейсом. Потом начались телефонные звонки и мучительное ожидание, пока государственные должностные лица проверяли то, чего мы так боялись. Нам сообщили новость, которая повергнет в ужас любого родителя. Ваш ребенок погиб.

У Джека впереди была такая насыщенная жизнь. Он любил футбол и всю поездку следил за событиями чемпионата мира. Он с детства играл со своими друзьями в местной команде.

Он получил высшее образование в сфере бизнеса. Он победил проблемы со здоровьем, которые преследовали его больше года, и учился на курсах, чтобы стать персональным тренером. Мы были очень рады его выздоровлению и гордились настойчивостью и дисциплинированностью нашего сына. Еще он помогал другим людям достигать их целей. Он радовался жизни и с нетерпением ждал будущего.

Наша радость обернулась скорбью и недоумением. Наш мир лишился смысла и надежды.

Сейчас почти год спустя мы изо всех сил стараемся вставать утром и проживать каждый день, но внутри у нас что-то сломалось. Мы очень скучаем по Джеку. Того удивительного человека, которым он был, больше нет. Нам остается только помнить его. Мы уже никогда не увидим его и не узнаем, каким он мог бы стать.

Сердце разрывается от осознания того, что он мог бы еще сделать, чего мы никогда не увидим.

Он никогда не станет чемпионом со своей футбольной командой. Он никогда не станет персональным тренером. Он никогда не женится и у него не будет собственных детей. Когда наша любимая дочь, сестра Джека, будет выходить замуж, его не будет рядом. Она теперь чувствует себя одиноко без перспективы иметь близкие отношения и кровную связь, которые может дать только брат или сестра.

Горе охватывает нас волнами. В остальное время – только пустота. Желание увидеть Джека – услышать, как подъезжает его машина, увидеть его входящим в дверь – почти невыносимо.

И мы спрашиваем себя: что же случилось в тот день?

Вы намеренно сбили пассажирский самолет?

Если нет, то как так получилось, что снаряд оказался в международном воздушном пространстве? Это чья-то ошибка или проблема с пусковой установкой?

Вы следовали приказу или приняли решение самостоятельно?

Каковы бы ни были ваши причины сражаться и ваша вера в свою правоту, как вы можете оправдать убийство невинных людей?

Что каждый из вас почувствовал, когда вы поняли, что сбили пассажирский самолет, и увидели тела убитых вами людей, включая 80 детей?

Мы говорили, что Джек был бы возмущен тем, что у него и других людей отняли жизнь. Мы тоже испытываем гнев. Но несмотря на это, любая месть, даже если нам удастся ее осуществить, будет бесполезной. Она только приумножит насилие и жестокое безразличие, которые уже привели к смерти Джека и многих других людей.

Но мы хотим справедливости. Мы хотим чтобы вас, тех кто произвел выстрел, привлекли к суду и наказали соответственно.

Мы хотим, чтобы ваши военные руководители, ответственные за ваше поведение, понесли наказание за то, что произошло.

Но больше всего мы хотим, чтобы политические лидеры которые, наблюдая со стороны, вооружали вас и передвигали вас как фигуры на шахматной доске, были привлечены к суду за это преступление против человечности.

Это самое малое, что заслуживают все те, кто летел рейсом MH 17.