Письмо Президенту Путину

2 февраля 2016

Г-н Владимир Путин

Президент Российской Федерации

Кремль

Москва, Россия

 

Уважаемый г-н Президент!

Я пишу о смерти моего единственного сына, Джека О’Брайена, который был убит на MH 17. Джеку было всего 25 лет, и он возвращался в Австралию после семинедельной поездки в Европу, которая включала в себя посещение Москвы и Санкт-Петербурга.

Прошу Вас и Ваше правительство обеспечить полное сотрудничество Российской Федерации с продолжающимися расследованиями сбитого рейса малазийских авиалиний MH 17 над территорией Украины 17 июля 2014 года.

31 октября прошлого года, российские семьи были ввергнуты в ужас, когда бомба вызвала крушение полета Metrojet, рейс 9268, в Египте. Дома мы увидели фотографии преисполненных горя пострадавших родственников, ожидающих подтверждения новостей, которые они страшились услышать. Мы знаем, что это такое.

Восемнадцать месяцев после MH17, моя жена, моя дочь и я все еще ждем, что Джек вернется домой. Мы прочитали, что родители 33-летней женщины, которая погибла на рейсе Metrojet, сказала: «У нас чувство, что  наши жизни закончились».  Мы понимаем это чувство.

Хотя культуры и истории наших стран разные, мы признаем и разделяем глубокую любовь к нашим детям, чувство, общее для всех людей. И мы разделяем глубокую боль и гнев, когда чужие люди отнимают у нас наших детей.

Президент Путин, после злодеяния с Metrojet было сообщено, что Вы сказали о виновных: “Мы будем охотиться на них везде, где бы они ни скрывались”. Вы призвали другие страны помочь в поимке преступников.

Я прошу вас продемонстрировать такую ​​же решимость в привлечении к ответственности лиц, ответственных за сбитый самолет MH17. Нашу семью глубоко огорчает то, что действия Вашего правительства в ответ на MH17, судя по всему,  больше рассчитаны на то, чтобы помешать следствию, чем для оказания ему помощи.

В июле прошлого года Россия наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН для создания международного уголовного трибунала, который должен был расследовать MH17.

Насколько мне известно, Ваше правительство не сделало доступными первичные радиолокационные данные инцидента для расследования Советом безопасности Голландии (DSB) и заявило, что данные не были сохранены. Это представляется из ряда вон выходящим,  если мы учтём, что были выдвинуты утверждения о причастности России к сбитию MH17. Почему Россия не предоставила бы в таком случае каждый клочок информации для того, чтобы продемонстрировать всему миру свою непричастность?

Ранее, русское государство утверждало, что MH17 был сбит украинским истребителем. Я не видел ни одного опровержения этого утверждения, несмотря на то, что оно оказалось совершенно необоснованным. Позднее, производитель российского оружия Алмаз-Антей признал, что MH17 был сбит ракетой БУК, но оспаривает тип ракеты и место, из которого она была запущена.

В недавнем письме в Совет безопасности Голландии (DSB), заместитель главы Росавиации, авиационного агентства России, по сообщениям, заявил, что доклад DSB был необоснованным и неточным. Письмо критикует вывод DSB, что ракета была запущена где-то с местности площадью в 320 квадратных километров. Но уверенно утверждает, что, исходя из «всеобъемлющего эксперимента», проведенного Алмаз-Антей, ракета могла быть запущена только из одной деревни – Зарощенское – удобно расположенной на территории, якобы подконтрольной украинскому правительству. Эти данные поражают своей точностью,  в то время как все другие заявления из России подчеркивают сомнения.

Это всего лишь несколько примеров. Каждое национальное государство грешит порой против истины или скрывает информацию на пользу своим национальным интересам, однако  уловки, к которым прибегает Москва, совершенно иного порядка.

Официальные заявления Вашего правительства, и уж тем более высказывания спонсируемых государством СМИ, являют собой длинный перечень отрицаний, обходных маневров и умышленного запутывания вопроса. Объяснения происшедшего регулярно обновлялись Вашим правительством, причем многочисленные и часто противоречащие друг другу версии выдвигались одновременно:  полет MH17 был сбит украинским истребителем, ЦРУ разместили на нем взрывные устройства, самолет был сбит ракетой БУК (но не российской).

Эти действия предполагают преднамеренную  стратегию дезинформации, цель которой – убедить, что нет объективной истины, которую можно установить. Все заявления России объединяло только одно: упор на отсутствие надежных доказательств и отказ от какой бы то ни было ответственности. Некоторые из заявлений, сделанных Вашим правительством и его СМИ, выглядели бы просто комичными, если бы они не были так глубоко оскорбительными для семей жертв MH 17.

Президент Путин, я хочу заявить Вам очень четко:

  • неважно, что Москва делает громкие заявления о том, как мир настроен против нее;
  • неважно, сколько армейских грузовиков были окрашены в белый цвет, с утверждением, что они были полны медикаментов, а не оружия, когда они шли колоннами на территорию Восточной Украины;
  • неважно, сколько бы раз Вы это ни утверждали, что Ваши боевики на Украине это простые сельчане, выращивающие картофель, или солдаты, ставшие добровольцами в период предоставленного им длительного отпуска;
  • неважно, какое право вето у Вас есть, чтобы избежать пристального рассмотрения надлежащим образом учрежденного международного уголовного суда;
  • неважно, сколько сомнительных испытаний проводит Алмаз-Антей, тщетно пытаясь доказать, что “это ­ – не наших рук дело”;
  • Неважно, сколько поддельных клипов или фиктивных интервью на Youtube представлены с Вашего позволения как новости о MH17 через контролируемые вашим государством СМИ;
  • неважно, что у Вас есть армия троллей, распространяющих ложную информацию и бесчисленное количество теорий заговора, чтобы создавать атмосферу сомнений и путаницы о том, что произошло на самом деле;
  • неважно, насколько высоким считается Ваш внутренний рейтинг одобрения или насколько русские люди привыкли жить с двумя правдами, или вообще без правды, в любой ситуации;

Ни одна из этих вещей неважна, потому что, в конечном счете, существует правда о том, что произошло. Задача гражданских и уголовных расследований заключается в том, чтобы найти эту правду в пределах специфической компетенции их расследований. Я уверен, что оба эти расследования проводились и будут проводиться с особой тщательностью и основательностью, с соблюдением высоких стандартов предоставляемых доказательств. Я надеюсь, что в ходе этого процесса будет достигнута определенная доля справедливости для моего сына Джека и всех убитых на борту MH 17.

Президент Путин, я еще раз прошу, чтобы Российская Федерация в полной мере сотрудничала с расследованиями сбития MH 17 над Украиной. В противном случае, Вы и Ваше правительство предстанут перед суровым судом истории.

 

Искренне Ваш,

 

Джон О’Брайен (Jon O’Brien)

 

Сидней, Австралия (Sydney, Australia)

 

Письмо к тем, кто сбил рейс MH 17 “Малазийских авиалиний”

Нас зовут Джон и Мерин О’Брайен. Мы живем в Австралии, в Сиднее.

17 июля прошлого года в воздушном пространстве Украины был сбит рейс MH 17 “Малазийских авиалиний”, погиб наш единственный сын Джек. Ему было всего 25.

Мы делаем это заявление от имени нашего сына, который был бы возмущен тем, что у него отобрали жизнь, и потому что это единственное, что мы можем сделать в ответ на свершившееся зло. Мы не выступаем от лица членов семей других пассажиров самолета. Мы не знакомы с ними лично, хотя этот преднамеренный акт жестокости теперь тесно связал нас.

Пассажиры и экипаж рейса MH 17 были обычными людьми, занятыми своими обычными делами. Многие из более чем 6000 человек, убитых в этой необъявленной войне, были мирными жителями, также занятыми своими обычными делами. Вместе с их семьями мы теперь находимся в состоянии замешательства и горя от бессмысленной потери дорогих нам людей.

И мы хотим чтобы вы, те кто сбил рейс MH 17, знали о нашем горе. Мы хотим чтобы вы и те, кто отдавал вам приказы и предоставлял вам оружие, осознавали, какую боль вы причинили.

В мае прошлого года у Джека появилась возможность отправиться путешествовать. Он накопил денег, работая в сфере фитнеса, и смог поехать. Из Амстердама он проехал по Исландии, потом ездил в Россию, Англию и Испанию, пока опять не вернулся в Амстердам. Он собирался домой к нам после семинедельной разлуки. Уже тогда казалось, что мы не видели его очень долго.

Тем утром мы проснулись и узнали, что малазийский рейс из Амстердама в Куала Лумпур был сбит над территорией Украины. Мы вскрикнули, не в силах в это поверить. Джек летел этим рейсом. Потом начались телефонные звонки и мучительное ожидание, пока государственные должностные лица проверяли то, чего мы так боялись. Нам сообщили новость, которая повергнет в ужас любого родителя. Ваш ребенок погиб.

У Джека впереди была такая насыщенная жизнь. Он любил футбол и всю поездку следил за событиями чемпионата мира. Он с детства играл со своими друзьями в местной команде.

Он получил высшее образование в сфере бизнеса. Он победил проблемы со здоровьем, которые преследовали его больше года, и учился на курсах, чтобы стать персональным тренером. Мы были очень рады его выздоровлению и гордились настойчивостью и дисциплинированностью нашего сына. Еще он помогал другим людям достигать их целей. Он радовался жизни и с нетерпением ждал будущего.

Наша радость обернулась скорбью и недоумением. Наш мир лишился смысла и надежды.

Сейчас почти год спустя мы изо всех сил стараемся вставать утром и проживать каждый день, но внутри у нас что-то сломалось. Мы очень скучаем по Джеку. Того удивительного человека, которым он был, больше нет. Нам остается только помнить его. Мы уже никогда не увидим его и не узнаем, каким он мог бы стать.

Сердце разрывается от осознания того, что он мог бы еще сделать, чего мы никогда не увидим.

Он никогда не станет чемпионом со своей футбольной командой. Он никогда не станет персональным тренером. Он никогда не женится и у него не будет собственных детей. Когда наша любимая дочь, сестра Джека, будет выходить замуж, его не будет рядом. Она теперь чувствует себя одиноко без перспективы иметь близкие отношения и кровную связь, которые может дать только брат или сестра.

Горе охватывает нас волнами. В остальное время – только пустота. Желание увидеть Джека – услышать, как подъезжает его машина, увидеть его входящим в дверь – почти невыносимо.

И мы спрашиваем себя: что же случилось в тот день?

Вы намеренно сбили пассажирский самолет?

Если нет, то как так получилось, что снаряд оказался в международном воздушном пространстве? Это чья-то ошибка или проблема с пусковой установкой?

Вы следовали приказу или приняли решение самостоятельно?

Каковы бы ни были ваши причины сражаться и ваша вера в свою правоту, как вы можете оправдать убийство невинных людей?

Что каждый из вас почувствовал, когда вы поняли, что сбили пассажирский самолет, и увидели тела убитых вами людей, включая 80 детей?

Мы говорили, что Джек был бы возмущен тем, что у него и других людей отняли жизнь. Мы тоже испытываем гнев. Но несмотря на это, любая месть, даже если нам удастся ее осуществить, будет бесполезной. Она только приумножит насилие и жестокое безразличие, которые уже привели к смерти Джека и многих других людей.

Но мы хотим справедливости. Мы хотим чтобы вас, тех кто произвел выстрел, привлекли к суду и наказали соответственно.

Мы хотим, чтобы ваши военные руководители, ответственные за ваше поведение, понесли наказание за то, что произошло.

Но больше всего мы хотим, чтобы политические лидеры которые, наблюдая со стороны, вооружали вас и передвигали вас как фигуры на шахматной доске, были привлечены к суду за это преступление против человечности.

Это самое малое, что заслуживают все те, кто летел рейсом MH 17.